Тиволи. Лисеберг. Измайлово

Потенциал парков России гораздо больше, чем у многих зарубежных парков — например, потому, что «парк культуры и отдыха» — изобретение СССР,  и подобного паркового устройства нет нигде в мире. Главное — правильно этот потенциал реализовать, считает Анатолий Боярков, директор Парка культуры и отдыха «Измайловский» (Москва).

1. Стоит ли повторять Диснейленд в России, или есть иные интересные примеры для подражания?

Анатолий Боярков упомянул опыт строительства Диснейленда в Париже: «Открылся он в апреле 92-го, 7 млн человек посетило парк в том же году. Но когда подсчитали доходы-расходы, оказалось, что с учетом всех затрат на парк — несколько миллионов убытка. Что произошло? Америка отдыхает по-своему: они приезжают на неделю — две: в парке отдыхают, живут в гостинице. В Европе нет такого долгосрочного отдыха — пришлось пересматривать политику. Сейчас парк посещают 12 млн ежегодно, но рентабельность его всего три процента. Естественно, у нас тоже совершенно другой менталитет. Например, есть парк Юниверсал, туда заходишь и думаешь — куда ты попал? Где аттракционы? Русский человек, если не видит, куда он идет — не пойдет вовсе, не будет платить деньги».

«Есть хорошие примеры, на мой взгляд: если кто-то был в парке Тиволи — он достаточно близок нам, россиянам, небольшой, всего 8 Га — но миллионы людей его посещают, это современный парк.

Европа-парк — сейчас, по-моему, 105 Га, а начинался всего с 15 Га. Очень интересный парк. Но один млн евро в год тратит только на обучение сотрудников. Представляете, какие деньги?!


Европа-парк, Руст, Германия. фото: Jeremy Thompson

Парк Лисеберг, Гетеборг — это, кстати, один из немногих зарубежных парков, который является государственным. Владелец строил его для своей больной жены — когда она умерла, он подарил парк городу. Там и ландшафтный парк, и современный парк аттракционов, и многое другое.


Парк Лисеберг, Гетеборг, Швеция. Фото: Eva Ekeblad

В Стокгольме парк тоже порядка восьми гектаров, аттракционы. Частный парк. В 96 году я был там, они работают — у нас близкие с ними погодные условия — с мая по сентябрь. В 96 году доход этого парка составлял 10 млн долларов за эти пять месяцев. И мне рассказали интересный пример: вот погода плохая, они в убытке — что делать? В Германии заказали американскую катальную гору в аренду, поставили, и через месяц уже получили прибыль. У нас, к сожалению, в парках такого быть не может. Но я надеюсь, что будет.

Сингапурский парк достаточно интересен. В парк пришли инвесторы-американцы. Им отдали 25% в первый год, через два года им отдали парк в полное частное владение, потому что увидели, что они его развивают».


Парк River Safari, Сингапур. Фото: Walter Lim

В качестве примера привлечения инвесторов, Боярков рассказал историю про установленное в одном из американских парков колесо обозрения — рекламу на колесе продали «Кока-Коле» за 110 млн долларов на сто лет вперед. Эта идея вызвала большое оживление и смех в зале.

Совсем иначе устроено парковое хозяйство в России: «Ноу-хау СССР — парки культуры и отдыха, нигде в мире их больше нет.  Я застал людей, которые работали в советских парках — вы не можете себе представить, как они финансировались…   Об этом сегодня можно только мечтать.

Нам гораздо сложнее работать — у многих есть дачи, легко можно поехать за гарницу. И на этом фоне мы должны привлекать людей в парки. Пока же мы больше,  к сожалению, работаем с теми, кто пришел в парк самостоятельно — придет и слава богу, оставит деньги и слава богу. С точки зрения посещаемости норма — 10-15% от количества жителей, которые находятся в пределах 30-минутной шаговой и/или транспортной доступности. Измайловскому парку в этом смысле не повезло, у нас практически нет жилых микрорайонов вокруг парка. Люди специально должны приезжать к нам, поэтому, естественно, приходится думать, как распланировать территорию».

2. Вообще без правового поля

Анатолий Боярков рассказал, как относятся к парковым проектам инвесторы: «Когда мы начинаем реконструировать парки, мы пытаемся взять все сразу, все построить. На Западе — осваивают территории потихоньку. Нам тоже надо двигаться постепенно. Территория в 10-15 тыс кв. м может давать существенные деньги, на которые можно дальше развиваться. Пример наших парков в Набережных Челнах:  два частных парка, один 6 га, второй 36 га. Директор парка в 6 гектар еще и дотирует, помогает содержать парк в 36 гектар. К сожалению, инвесторы в парки не идут, потому что окупаемость их вложений очень длительная».

Мешает привлечению инвесторов и отсутствие правового поля. «Мы с вами все в парках работаем вообще без правового поля. Об особо охраняемых территориях есть законы, а о ПКиО практически ничего нет. Есть частные парки, в которые люди вкладывают свои деньги, берут в аренду, приводят в приличный вид. Но бывает, что берут в аренду, а потом не знают, что делать. В Хабаровске ребята взяли территорию, решили сделать хорошее дело — поставить колесо обозрения, уже фундамент сделали, и колесо купили, им говорят — а это ООПТ. Строить ничего нельзя.  В Санкт-Петербурге был разработан шикарный тематический парк, а территория, там бурелом и все прочее, тоже оказалась памятником садово-паркового искусства. И не дают ничего реализовывать — «мы считаем, что это достояние». Поэтому мы должны совершенно четко понимать, на какой земле мы находимся».

«Есть муниципальные учреждения, и сейчас очень модно говорить про «автономное учреждение культуры». Мы тоже автономное учреждение культуры. Здесь есть свои плюсы и минусы, но я предостерегаю всех: при переходе в этот статус основная задача, которую ставит перед тобой государство — чтобы парк стал самоокупаемым. Как это сделать? Достаточно сложно. У меня территории, наверное, процентов 30 используется активно. Остальное — зеленое: это природа, заповедник, и так далее. Белки, зайцы, лисы. Но это денег не дает. Хотя и государство особо не выделяет на содержание таких вещей…»


Измайловский парк. Фото: Artem Svetlov

3. Найти свою нишу, и в ней работать

«На западе легко делятся достижениями, можно много взять — но надо внимательно смотреть на контингент, который живет вокруг парка и будет его посещать. Семьи? Молодежь? На кого рассчитан парк? Не может быть парк как в советские времена — для всех. Мы должны действовать как в бизнесе — найти свою нишу, и дальше в ней работать.

К несчастью, мы иногда ошибаемся и считаем, что основное в парке — это аттракционы. Да, это достаточно прибыльно, достаточно хорошо, но не так много аттракционов — можно по пальцам пересчитать — которые рентабельны, доходны. А у нас если инвестор приходит, спрашивает: какой аттракцион купить, чтобы за год окупился? Если он стоит несколько миллионов — вы его будете окупать минимум 5-7 лет, а то и более. Аттракционное хозяйство должно быть, но нужно его спроектировать. У нас многие парки как  ставят: детские, семейные, экстримные, все в одно место, и потом говорят — где же деньги, почему нет денег? Надо аттракционы располагать совершенно четко — детская зона отдельно, семейная отдельно.

Колесо обозрения, автодром, карусели — это действительно аттракционы, которые будут давать доход. С которым вы будете, в лучшем случае, входить в норму. Прежде чем какой-либо аттракцион покупать — подумайте, сможете ли вы его грамотно и правильно обслуживать? Производители сегодня продали — и про него забыли, теперь сами с ним мучайтесь. У нас в парке колесо обозрения установлено в 1957 году. Да, оно по своим характеристикам не может работать в зиму, но, я думаю, оно еще столько же поработает. А теперь иногда аттракциону два-три года, и нам уже запрещают его эксплуатировать.

Парадокс, что зимой мы тоже можем оказывать много услуг, не меньше, чем летом. Катки, лыжи, своя конюшня, катаем и зимой и летом — около 15% общегодового дохода мы зарабатываем зимой».


Измайловский парк. Фото: Igor Bertyaev

«Благоустройство и содержание территорий — затратный вид деятельности, но он интересен: цветники, клумбы. Я горжусь теми людьми, которые у меня работают. У меня убирает, сажает и обслуживает цветы и кустарники 30 человек. Рассаду не выращиваем, покупаем, но сами разрабатываем дизайн клумб. У меня был заместитель, жаловался на посетителей — вот, лежат, загорают! Да значит хорошая трава — на плохой траве лежать не будут!

Ландшафтные, арт-объекты — это очень интересно! Мы в этом году восстановим вертикальную цветочную установку — большое панно, 6 на 14, 84 кв метра. На ней в свое время из цветов делали портрет Сталина, потом портрет Ленина. Мы хотим ее восстановить, не буду пока говорить, что на ней сделаем — но это интересно. Хорошая композиция, которая бы привлекла посетителей.


Фото: oldmos.ru

Многое можно сделать. Мне очень нравится, когда идут посадки цветов в приствольных кругах. С упоением тут читал книжку 55-го года, когда в парках (я смотрел по Сокольникам) был продуман набор цветов — и цветение шло с мая по сентябрь. И кстати, потихоньку нужно переходить на многолетники, — (тут хотелось зааплодировать — БД) потому что мы все затраты ведем на однолетники. Когда я прочитал, что в районе Симфонической эстрады ромашки косили три раза в году и они три раза цвели… то это вообще, конечно, прекрасно! Затратное направление, но хорошее — без него мы не сможем».

4.  Считаем в процентах

«Если мы возьмем доходность парка — 40% составляет торговля. Мы же отдаем ее на откуп арендаторам, контрагентам, и зачастую получаем гроши. У нас в парке она наполовину уже своя, потихоньку подходим к тому, чтобы полностью была своя. Потому что пока мы пускаем контрагентов, арендаторов, они и диктуют условия по цене. Я даже сам, когда в парк иду, не покупаю там воду, а приношу  с собой — в два раза дешевле. К сожалению, они неправильно считают. У нас пример был: поставили киоск с кислородными и молочными коктейлями. Вот (говорит владелец киоска) — будет стоить сто рублей! Я говорю — сделай пятьдесят. Через месяц пришел, благодарит — «я не ожидал таких доходов».

По туалетам. В принципе, есть санитарные нормы, сколько должно быть туалетов в парке. Во-первых, они должны быть равномерно и закономерно распределены по всему парку. Норматив — буду прямо говорить — из расчета на 1000 посетителей парка полтора очка. (Вопрос из зала: — «Не смотрели, туалеты у вас какой процент приносят?»«К счастью, никакого! Туалеты бесплатные. Сам коллектив парка обслуживает, они у меня в штате. Я считаю, нужно убеждать власти, чтобы туалеты в парках были бесплатные» (тут снова захотелось зааплодировать — БД). По торговле тоже есть санпиновский норматив: пропускная способность одного посадочного места — 6 человек в день. При этом всего-навсего 30% посетителей пользуются общепитом, только в праздники больше».

Завершил Анатолий Боярков свой доклад революционным выводом: «Если будет чистый ухоженный парк, то народ просто… будет ходить!»
___
В заголовке: Changpu River Park (Beijing), фото: ahenobarbus

Advertisements